Истории Этёрнума #4: Мародеры

Мародеры — безжалостная военная сила, одержимая идеей формирования процветающей свободной нации, в которой нет места слабым.

Набивай карманы золотом, пока не треснут, и борись за свободу этой земли. Кроши в пыль колдунов и фанатиков, посмевших встать у тебя на пути.

«Мы верим, что власть принадлежит сильным, храбрым и умелым воинам, закаленным в битвах. Лишь те, кто в силах завладеть землей и удержать над ней контроль, достойны править и разделять богатства, дарованные победой. Однако с силой приходит и ответственность за слабых, не способных себя защитить. Кроме того, не дремлет наш общий враг… все эти падшие… и мерзкие порождения скверны»

— Командир Джоши

Орден Мародеров одержим идеями свободы и процветания, достичь которых способен только сильный. К острову они относятся как к житнице, готовой поделиться своими богатствами лишь с достойными. Изничтожая своих врагов, Мародеры не гнушаются и грабежом. По праву силы они считают вполне законным забрать все, что не смог защитить слабый. Стремление к богатству — неотъемлемая часть идеологии этой фракции. Именно поэтому в свои ряды они готовы принять не только смелых, но и предприимчивых.

Богатства Этёрнума не дают покоя Мародерам, стремящимся, как и прочие фракции, к первенству на политической арене. Однако Скверна, словно гигантская туча, нависает над всеми перспективами, которые так красочно описывают лидеры каждой из трех организаций. Как бы ни были прекрасны возможности хозяина этих земель, все они канут в лету, если не искоренить зло, пожирающее Этёрнум и превращающее все живое в безвольных рабов, лишеных эмоций и чувств, полных ненависти ко всему, что раньше было частью их сущности.

Пока Синдикат отсиживается в своих лабораториях, надеясь на озарение, Мародеры предпочитают действовать. Бравые воины десятками погибают в неравной битве с алыми ордами, обороняя границы северных поселений от разрастающейся скверны. Фанатики из Завета с презрением относятся к безверным солдатам под зелеными знаменами. Однако никакая вера не окажется прочнее надежных доспехов и меча. И никакая вера не защитит пока еще живых от исчадий, порождаемых неведомой силой.